menu
График работы

Пн-Пт: 09:30-18:00

Криминальная практика
Антикоррупционные мероприятия
Судебная практика
Правовая помощь
Государственная регистрация
Миграционные услуги
Недвижимость и строительство
Бухгатерский аутсорсинг
Налоговая практика
Семейная практика

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС СУБЪЕКТОВ ПУБЛИЧНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ В СФЕРЕ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ

 Введение. Неоднозначность научных и законодательных вариаций интерпретации термина «административно-правовой статус» побуждает ученых к новым научным изысканиям, основная цель которых, заключается в выяснении основных функциональных возможностей и границ властного пространства конкретного публичного субъекта в плоскости решения общественно-государственных отношений разнородного происхождения, в том числе и в сфере предотвращения и противодействия коррупции.

 С пониманием того, что публичная администрация в сфере предотвращения и противодействия коррупции в Украине – это целостное правовое симбиотические-взаимосвязано образования, которое должно четко распределены функции между субъектами ее структуры, классификационная градация таких субъектов может быть представлена, в частности, в таком виде:

1) носители политической воли – Президент Украины, фракции политических сил в Верховной Раде Украины, Комитет Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, Кабинет Министров Украины, Национальный совет по вопросам антикоррупционной политики при Президенте Украины;

2) антикоррупционные органы – Национальное агентство Украины по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Государственное бюро расследований (ГБР), Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) и Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА), Высший антикоррупционный суд Украины (ВАС);

3) специально уполномоченные органы в сфере противодействия коррупции – органы прокуратуры и Национальной полиции, НАПК, ГБР, АРМА;

4) реализаторы антикоррупционной политики – государственные органы, их подчиненные органы на который возложена обязанность выполнения конкретного антикоррупционного мероприятия; предприятия частного сектора, а также отдельные граждане или их объединения – по соглашению;

5) формирователи антикоррупционной политики – НАПК и Кабинет Министров Украины;

6) субъекты, которые привлекаются к процессу формирования антикоррупционной политики – Национальный совет по антикоррупционной политике при Президенте Украины, Министерство юстиции Украины, НАПК, ГБР, АРМА, Правительственный уполномоченный по вопросам антикоррупционной политики, Антикоррупционная инициатива Европейского Союза в Украине, Министерство иностранных дел Дании, Программа развития ООН, Transparency International Ukraine, ЭЙДОС (центр политических исследований и аналитики), Международный фонд «Возрождение» и другие;

7) участники антикоррупционных программ – Министерство здравоохранения Украины, Министерство энергетики и защиты окружающей среды Украины, Министерство юстиции Украины, Министерство финансов Украины, Министерство социальной политики Украины, Министерство внутренних дел Украины, Министерство образования и науки Украины, Министерство культуры, молодежи и спорта Украина, Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины, Министерство и Комитет цифровой трансформации Украины, Фонд государственного имущества Украины, Государственная аудиторская служба Украины, Государственная служба Украины по безопасности на транспорте, Государственная авиационная служба Украины, Государственная служба Украины по вопросам геодезии, картографии и кадастра;

8) граждане и объединения граждан – Общественная Правозащитная организация «Права человека», Центр политико-правовых реформ, Transparency International Украина, Центр политических студий и аналитики «Эйдос», Центр Противодействия Коррупции, Группа «Антикоррупционная реформа» реанимационное пакета реформ, и другие;

9) международные независимые эксперты и организации – Карлос Кастресана (Carlos Castresana), Джованни Кесслер (Giovanni Kessler), USAID, Transparency International и другие.

Соответственно, ее структуру составляют:

1) публичные органы власти, их структурные подразделения и делегированные ими представители;

2) частные лица и структуры общественного направления;

3) представители международных организаций.

 Именно поэтому, в рамках данного исследования, осуществим попытку выяснить теоретическую и практическую сущность концепта «административно-правовой статус» в контексте обозначенной публичной администрации.

Обзор последних исследований

 В условиях глобальных трансформаций доктрины административного права, перепрофилирование ее к условиям настоящего, где сервис, как ведущий признак деятельности государства активизировались научные исследования в области административно-правового статуса субъектов, администрируют основные сферы жизнедеятельности государства и общества. Среди ряда ученых, чьи труды были посвящены данной проблематике, следует выделить таких как В. Аверьянов, С. Алексеев, А. Алтунина, Н. Витрук, А. Гумин, В. Гуцул, А. Зубко, С. Кивалов, в . Колпаков, Б. Лазарев, А. Мещерякова, С. Погребняк, Е. Пряхин, М. Ривис, Я. Савицкий, С. Стеценко, Ю. Тихомиров, А. Харитонова, Н. Шиленко, Д. Шульц и другие.

 Однако к системному анализу административно-правового статуса субъектов, вовлеченных в процесс преодоления и предотвращения коррупции их научные поиски обращены не были, а касались общих или смежных ей аспектов.

Изложение основных положений

 Прежде чем непосредственно перейти к анализу данной проблематике считаем необходимым обозначить предметную сферу административного права, поскольку как указано выше, в сегодняшних условиях существует необходимость переосмысления отдельных категорий административной науки в частности, и юридической целом.

 Общеизвестным является разделение права на публичное и частное. Оно является многоаспектным учением, которое имеет как чисто теоретическую, так и практическую ценность. В теоретическом аспекте он представляет собой классификацию концептуального порядка, касается самых основ права, его места и роли в жизни людей, его определяющих ценностей. Публичное и частное право характеризуют как качественно различные области правового регулирования, два разных «юридических континенты», две различные «юридические галактики», своего рода юридические Монтекки и Капулетти.

 Однако, предмет административного права и в дореволюционные времена, в советский период и сегодня был и остается одним из самых сложных теоретико-методологических и практических вопросов этой области публичного права. И это не случайно: исследуя (в широком смысле) проблематику деятельности власти, ее проявлений, взаимоотношений с гражданами, административное право в определенной степени, имея определенный костяк, сформулированный в XIX веке, «обречено» на частые изменения (модернизацию, обновление) своего предмета. В частности переход от модели тоталитарного управления к признанию благ, ценностей и потребностей человека как приоритета государственной политики вызвал необходимость реализации урегулированных процессов не только со стороны государства, но и с помощью других, негосударственных институтов.

 Вне как для современного украинского административного права определения предмета носит принципиальный характер. Его установление в соответствии с современными реалиями государства является важным шагом обновление административно-правовых институтов и объективного освещения их роли в углублении процессов формирования правового государства и гражданского общества. Оно имеет решающее значение для конкретизации детерминантных факторов выделение области в системе права, консолидации соответствующего нормативного материала, систематизации общественных отношений, регулируемых административно-правовыми нормами.

 Сейчас доминирует концепция, согласно которой предмет административного права следует рассматривать дуалистично, поскольку его развитие полностью вытеснил советский концепт управленческих отношений и предусматривает сочетание властно-распорядительных действий и сервисности государства.

 Именно поэтому, вполне закономерно, что в доктрине административного права все чаще встречаем такие категории как «администрирование», «публичное администрирование» или «административно-правовое обеспечение» (на замену срокам государственное регулирование или управление) отрасли или сферы определенного обязательства государства , а также такие категории как «публичная администрация» и, соответственно, «административно-правовой статус публичной администрации».

 В частности, в последнем необходимо уточнить, что это совокупный срок, который от собственных специфических особенностей наделен рядом признаков, имеют производный характер. Следовательно, с целью определения понятия изучаемого концепта в сфере предотвращения и противодействия коррупции, считаем целесообразным в первую очередь выяснить терминологические и сущностные характеристики категорий, от которых исходит.

 В общем смысле под статусом (от латинского status – положение, состояние) понимается правовое положение (совокупность прав и обязанностей) физического или юридического лица. Это абстрактный многозначный термин; в общем смысле означает совокупность стабильных значений параметров объекта или субъекта.

 Собственно указанного срока производным такой юридический концепт как правовой статус, в который данная наука вкладывает свою трактовку. Причем в зависимости от разновидностей субъектов правовой статус может содержать достаточно широкий спектр правовых характеристик. Анализ значительного количества литературы по теории государства и права, конституционного права свидетельствует, что термин «правовой статус» употребляется преимущественно по таким категориям, как «человек», «гражданин», «иностранец», «лицо без гражданства», «государственный служащий», то есть обозначает статус (положение) физического лица. В отношении юридических лиц (в том числе органов государственной власти) употребляется термин «компетенция», который по значению должно быть тождественным термину «правовой статус».

 Следует также добавить, что некоторые ученые отстаивают позицию о целесообразности разграничения понятий «правовой статус» и «правовое положение». Так, М. Витрук, отделяя правовое положение от правового статуса, характеризуя положение как более широкое понятие и приводит такие его элементы: правовой статус, гражданство, правосубъектность, юридические гарантии. Он стоит на том, что правовое положение – это обобщенная категория, раскрывающая все элементы закрепленного в праве состояния лица, находящиеся между собой в определенных связях и в социальном смысле обусловлены тем местом, которое лицо занимает в системе общественных отношений. По мнению А. Харитоновой, наоборот – правовой статус ассоциируется со стабильным правовым состоянием субъекта, а правовое положение меняется в зависимости от правоотношений, в которых он участвует. Отдельно следует отметить о существовании еще одной отдельной мысли по рассматриваемой проблематике: категория «правовой статус» касается лица, тогда как «правовое положение» – публичного органа власти.

 В свою очередь, производным от рассматриваемого термина является отраслевой концепт данного явления – административно-правовой статус, который в теории также раскрывается через характеристику его элементов или через компетенцию конкретно взятого субъекта публичной администрации.

 Причем существенной проблемой в этом аспекте является определение именно элементного состава единой совокупности, которая и отражает искомую истинность.

 В частности Е. Пряхин и А. Гумин считают, что к элементам административного статуса следует отнести правосубъектность, права, обязанности и юридическую ответственность; Ю. Тихомиров к элементам правового статуса государственных органов относит: цель; порядок образования и функционирования государственных органов; основные задачи; формы отношений с другими звеньями государственного аппарата; В. Аверьянов определяет административно-правовой статус как комплекс прав и обязанностей, закрепленных нормами административного права, реализация которых обеспечиваются определенными гарантиями; А. Алтунинова отмечает, что классическим элементным составом правового статуса есть права, обязанности и ответственность, с чем соглашается большинство ученых, в том числе и административистов. Однако, по ее мнению, такой элементный состав более характерен для физических лиц как субъектов административного права. Что касается юридических лиц может к элементам их административно-правового статуса целесообразно отнести цели, задачи, функции, полномочия и ответственность.

 Кстати, не все права, закрепленные в законодательстве, характеризуют административно-правовой статус. К ним относятся только те, которые предусмотрены нормами административного права и реализуются во взаимоотношениях с органами публичной власти, поскольку административно-правовые отношения существуют только там, где один из субъектов является субъектом властных полномочий. Аналогично следует говорить и об обязанностях.

 Отдельно отметим, что некоторые ученые как элементы рассматриваемого статуса рассматривают правовое обязательство, законность, правопорядок, правосознание, гуманизм, справедливость, то есть в слишком широком элементном трактовке.

 В свою очередь Ю. Козлов считает, что правовое положение органов государственного управления находит свое конкретное выражение в их компетенции. В ней закрепляются задачи, функции, права и обязанности, формы и методы деятельности этих органов, то есть их административная правоспособность и дееспособность. Например, Б. Лазарев трактует компетенцию как право и обязанность осуществлять определенную деятельность. Вместе с тем, реализация таких полномочий субъектами правоприменения строго ограничена рамками закона. Устанавливая компетенцию того или иного органа управления, государство уполномочивает его на осуществление определенных действий, ограничивая эту деятельность определенными рамками.

 Таким образом, интерпретируя все сказанное, считаем, что административно-правовой статус субъектов публичной администрации – это абстрактное понятие, которым представители доктрины административного права пытаются обозначить совокупность необходимых предпосылок с помощью которых появляется возможность описать практическое значение конкретного уполномоченного субъекта в определенном публично обеспечительных процессе.

 Практическая ценность публичной администрации в сфере предотвращения и противодействия коррупции в соответствующем механизме различна, что обусловлено как самим разновидностью их административно-правового статуса (например, публичные органы власти, их структурные подразделения и делегированные ими представители имеют классический статус, как лиц уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления (и приравненных к ним); частные лица и структуры общественного направления – специальный, то есть как индивидуальный или, в установленный законодательством случаях – классический, представители международных организаций – специфический, в рамках сотрудничества и технической помощи), так и совокупностью их законодательной и нормативной правомочности на совершение административного воздействия, что имеет индивидуальное или общественное значение.

Выводы

 Все вышеизложенное дает возможность сформулировать вывод, согласно которому, с теоретической точки зрения административно-правовой статус публичной администрации в сфере предотвращения и противодействия коррупции в Украине – это роль, значение и ценность ее представителей в данном механизме; c практической – предоставление им возможности совершать административные действия, которые вызывают наступление юридических последствий как индивидуального, так и общественного характера.

 Для всех субъектов исследуемой публичной администрации главным критерием определения их статуса являются:

во-первых, задачи, с целью выполнения которых, они были созданы;

во-вторых, комплекс административных обязанностей и прав с помощью которых, данная задача воплощается в действительность;

в-третьих, юридическое значение результата деятельности – эффективность, необходимость и целесообразность существования конкретного уполномоченного субъекта и непосредственно деятельности, которую он реализует в рамках предотвращения или противодействия коррупции в Украине.

 Только в совокупности административная деятельность каждого из них может представлять современное состояние административно-правового обеспечения предотвращения и противодействия коррупции в Украине.

Автор: Андрей Приходько

адвокат, доктор юридических наук

управляющий партнер юридической компании Приходько и партнеры

X
Хотите перезвоним вам за
2 минуты ?
Перезвоните