Я лично гарантирую, что мы честно и порядочно выполним свою работу!

Приходько Андрей Анатольевич

Управляющий партнер

E-mail
advokat@prikhodko.com.ua
Номера телефонов
+38 (093) 007-44-00 +38 (098) 007-44-00

Адвокат, доктор юридических наук, признанный медийных эксперт по юридическим вопросам, юридический советник известных политиков и бизнесменов.

Связаться сейчас

Проблематика определенности понят в конституционно-правовом механизме предотвращения коррупции в Украине

В научной и публицистической литературе существует методологическое разнообразие подходов к пониманию коррупции и механизма ее предотвращения, соответственно, есть разные трактовки. На современном этапе развития исследований по этой проблематике достаточно сложно сформулировать единое определение. При этом необходимо осуществить анализ различных подходов к пониманию указанного явления, а следовательно, правильного применения термина «коррупция» и производных от него понятий, как «предотвращение коррупции», «противодействие коррупции» и т.д. Указанный термин, как и любой другой, является элементом определенной терминосистемы. В научной литературе термин толкуется как слово или подрядное словосочетание, имеющее специальное значение, выражает и формирует профессиональное понятие и применяется в процессе познания, освоения научных и профессионально-технических объектов и отношений между ними [1, с. 5].

В то же время не все нормативные источники, содержащие соответствующие дефиниции, что приводит к определенной неопределенности в правоприменении. Очевидно, что влияние исторической и национальной специфики приводит разное понимание коррупции как явления и ее трактовки в законах и нормативных актах. Несмотря на продолжительность коррупции как явления и чрезвычайную ее популярность в современных условиях, сформулировать универсальное определение этого понятия непросто. К тому же, у субъектов международного нормотворчества отсутствует единая позиция по поводу ценности дефиниций, поэтому в одних ситуациях им уделяют значительное внимание, а в других – их игнорируют.

Отсутствие четко закрепленных правовых определений наблюдается в целом и в международных договорах, в частности, в правовой системе Европейского Союза, которая характеризуется в научной литературе как «гибкость» закрепленных в законодательстве правовых норм. Эта гибкость служит якобы достижению компромисса между потребностями правовой определенности, с одной стороны, и потребностями ситуативной справедливости – с другой.

Так, в пояснительной записке к Уголовной конвенции о борьбе с коррупцией отмечено «… то, будет ли квалифицироваться какая-либо практика как «коррупционная» и будет ли осуждаться общественной моралью, зависит от конкретного государства» [2].

Закон Украины «О предотвращении коррупции» преследует цель приведения национального законодательства в соответствие с требованиями Уголовной конвенции о борьбе с коррупцией и Дополнительного протокола к ней и Конвенции ООН против коррупции (UNCAC). Изменения, внесенные в уголовный закон, касались определения взяточничества в публичном секторе и установления санкций, определения «должностного лица», применяемого в положениях в отношении коррупции – включая, в частности, иностранных должностных лиц и должностных лиц международных организаций, – криминализацию злоупотребления влиянием и введение конкретных положений по взяточничеству в частном секторе.

Очевидно, вышеприведенное законодательное определение является особым, учитывая, что оно не является универсальным и не охватывает всю совокупность коррупционных проявлений, за которые национальное законодательство предусматривает ответственность. Указанная дефиниция коррупции сформулирована только для нужд Закона Украины «О предотвращении коррупции» [3, с.181-196].

Некоторые понятия указанного закона вообще непонятны и требуют разъяснений, а именно разница между потенциальным и реальным конфликтом интересов как одно из проявлений коррупции, порядок и способы ее предотвращения.

Также обращаем внимание, что Законом Украины «О предотвращении коррупции» не определено понятие «противодействие коррупции», хотя в п. 12 ч. 1 ст.1, п.1 ч.1 ст. 11, п. 4, 12 ч.1, ч. 3 ст.12, ч. 3 ст. 17 используется этот термин.

Суммируя указанное, считаем целесообразным включить в Закон Украины «О предотвращении коррупции» термин «противодействие коррупции», а также считаем не совсем удачным название Закона Украины «О предотвращении коррупции», поскольку «предотвращение» словарь украинского языка истолковывает как «не допускать, заранее отвлекать что-либо неприятное, нежелательное», то есть название упомянутого Закона фактически является констатацией отрицания существования коррупционной преступности в Украине.

Список использованных источников:

  • Головин Б. Н. Лингвистические основы учения о терминах: [учеб. пособие для филол. спец. вузов] / Б. Н. Головин, Р. Ю. Кобрин. – М.: Высш. шк., 1987
  • Объяснительная записка к Уголовной конвенции по борьбе с коррупцией [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://crimecor.rada.gov.ua/komzloch/control/ru/publish/article;jsessionid=F3A149F998CA5D901366DEF8F6E8349E?art_id=49138&cat_ id=46352.
  • Трепак В.М. Особенности дефиниции понятия «коррупция», – Научный вестник Национальной академии внутренних дел, – № 4 (97), 2015
  • Закон Украины «О предотвращении коррупции» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/1700-18
20%
скидка
Если мы не перезвоним в течение дня
Консультация