Я лично гарантирую, что мы честно и порядочно выполним свою работу!

Приходько Андрей Анатольевич

Управляющий партнер

E-mail
advokat@prikhodko.com.ua
Номера телефонов
+38 (093) 007-44-00 +38 (098) 007-44-00

Адвокат, доктор юридических наук, признанный медийных эксперт по юридическим вопросам, юридический советник известных политиков и бизнесменов.

Связаться сейчас

КОРРУПЦИЯ КАК НАРУШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Коррупция занимает одно из первых мест в истории прав человека и развития. Повестка дня Генеральной Ассамблеи ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года на 2015 год призывает все государства «существенно сократить коррупцию и взяточничество во всех их формах» и вернуть все похищенные активы к 2030 году.

 В своих официальных материалах, к этой повестке дня, договорные органы по правам человека определили: неправильное управление ресурсами и коррупция как препятствия на пути распределения ресурсов для продвижения равных прав». Фактически, страны с высоким уровнем коррупции – это страны с плохой репутацией в области прав человека. Например, государства заняли самое низкое место в рейтинге «Коррупция» Transparency International. Индекс восприятия 2017 года – это Сирия, Южный Судан и Сомали, каждая из которых имеет серьезные проблемы с правами человека.

На этом фоне и практика, и ученые придерживаются подхода к коррупции, основанного на соблюдении прав человека. Ключевые документы Организации Объединенных Наций (ООН) основывают этот подход на утверждении, что коррупция оказывает «негативное влияние» на права человека, что коррупция «подрывает» права человека, что она оказывает «серьезное и разрушительное воздействие» на осуществление прав человека, что «коррупция в правительстве, учреждениях и обществе в целом является значительным препятствием для осуществления «прав человека и нарушения прав человека, закрепленных в Пакте, «облегчаются там, где существуют недостаточные гарантии для борьбы с коррупцией государственных должностных лиц или коррупцией между частными и частными лицами». Вместе с тем утверждается, что линза прав человека «обеспечивает ценная нормативная база «для борьбы с коррупцией». Это утверждение правозащитных институтов ООН подверглось сомнению, а подход, основанный на правах человека, подвергся критике за его «отсутствие концептуальной ясности».

Обращаясь к этому противоречию, в данной статье делается попытка изучить юридическое качество предполагаемой «связи» между коррупцией и правами человека, точные правовые последствия подхода, основанного на правах человека, его добавленную стоимость и его недостатки. Важно отметить, что мы должны отличать расплывчатое представление о «связи» между коррупцией и правами человека от более резкого юридического утверждения, что при определенных условиях коррупционный акт (или терпимость к коррупции) сам по себе может представлять собой фактическое нарушение прав человека. расследует это последнее утверждение с помощью позитивного и нормативного анализа.

Доктринальный вопрос позитивного права заключается в следующем: Можно ли правильно представить коррупционное поведение, как нарушение международных прав человека?

Нормативный вопрос заключается в следующем: Следует ли рассматривать коррупционные действия, как нарушение прав человека?

Мой ответ состоит в том, что такое переосмысление является юридически обоснованным с точки зрения позитивного анализа, хотя возникают очень сложные доктринальные проблемы. Нормативная оценка неоднозначна, но, со всей осторожностью, я бы сказал, что практическая польза от концептуализации перевешивает риск усиления антизападного скептицизма в отношении борьбы с коррупцией. В Части 4 исследуются средства правовой защиты от нарушений прав человека на почве коррупции в форме мониторинга и правоприменения. В части 5 делается вывод о том, что переосмысление коррупции не только как проблемы прав человека, но и как потенциального нарушения прав человека может способствовать устранению пробелов в реализации международных инструментов по борьбе с коррупцией, но ожидания не следует переоценивать.

Предложение внести в коррупцию аспекты прав человека является ответом на умеренный успех существующих международных инструментов по борьбе с коррупцией – по крайней мере, 10 международных и региональных договоров с различными дополнительными протоколами, а также мягкое право. Их появление в 1990-х, в свою очередь, был реакцией на глобализацию самой коррупции, на осознание того, что, в частности, случаи крупной коррупции неизбежно приобрели трансграничные элементы. США выступили за соглашение о криминализации взяточничества за рубежом и сумели убедить большое количество государств в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) принять в 1997 г. Конвенцию о борьбе со взяточничеством. Основной целью в то время было устранение несправедливые конкурентные преимущества компаний, дающих взятки на новых рынках, особенно в Восточной Европе. В 2003 г. была принята Конвенция ООН против коррупции (КПК ООН), а в сентябре 2018 г. ее участниками стали 186 государств.

Ведущий авторитет в области коррупции называет следующие цели международной антикоррупционной политики:

  • во-первых, улучшение функционирования глобальных рынков;
  • во-вторых, способствовать экономическому росту;
  • в-третьих, сокращение бедности;
  • в-четвертых, защита легитимности государства.

Борьба с коррупцией в значительной степени была объединена с повесткой дня надлежащего управления и дискуссией о развитии. И поскольку хорошее управление, а также развитие, в свою очередь, в настоящее время часто анализируются через призму прав человека, этот тип анализа напрашивается и для борьбы с коррупцией.

20%
скидка
Если мы не перезвоним в течение дня
Консультация